ГлавнаяНовости → На пути к школе будущего

На пути к школе будущего

Опубликовано

Завершился всероссийский конкурс «Новые технологии для «Новой школы». Что предлагают обновить?

В школу — пешком, из школы — бегом... Для многих детей (и их родителей) такое сочетание стало привычным. Можно ли добиться, чтобы дети бежали на учебу со всех ног, причем не из страха опоздать? По крайней мере, стоит попробовать...

В рамках Всероссийского форума «Образование. Воспитание. Развитие» прошел традиционный конкурс образовательных психолого-педагогических программ «Новые технологии для «Новой школы». Его участники, психологи со всей страны, сделали свои предложения — как работать с детьми, обучать и воспитывать их. Всего на конкурс было подано около ста авторских программ. 52 из них получили статус лауреатов, в том числе шесть программ, подготовленных в нашей области. О подробностях мы решили расспросить самих специалистов.

- Что же такое «Новая школа»?

Жанна Кулькова, психолог Областного центра диагностики и консультирования: - «Новая школа» - федеральный правительственный проект. Он включает ряд мер самого разного характера – от использования других учебников и пособий до введения новых форм обучения. Ряд мер направлен на оздоровление учеников: введение обязательного третьего урока физкультуры, обязательной диспансеризации школьников. И, конечно, улучшения должны коснуться психологической составляющей образовательного процесса. Это было четко сформулировано в «Национальной стратегии действий в интересах детей», утвержденной указом президента. Там есть такая фраза: «образование, дружественное для детей». Это проникновение психологического контекста отличает «Новую школу» от предыдущего формата образования.

- Как психологи участвуют в создании «Новой школы»?
- Мы предлагаем различные методики и техники, которые могут помочь детям лучше усваивать материал, развивать память и мышление. С другой стороны, важна оптимизация эмоциональной сферы: формирование культуры отношений в коллективе сверстников, навыков самопрезентации, умения выходить из стрессовых состояний. Ведь мы прекрасно понимаем, если у ребенка присутствует тревожность, если у него проблемы с отношениями в классе – он не сможет сосредоточиться на русском языке или математике. Даже взрослым трудно работать в конфликтной среде, что же говорить о детях?

- И что предлагают психологи?
- Каждый год коллеги из разных регионов создают новые программы психолого-педагогической помощи детям. Многие из них в новинку для школы: арт-терапия, танцевально-двигательные, драматические, куклотерапевтические методики. Между тем разносторонность этих технологий позволяет найти методы для решения любой проблемы любого ребенка любого возраста — от самого раннего до старшего подросткового. В частности, предлагались программы для работы с тревожными или агрессивными детьми. Должна сказать, они зарекомендовали себя с лучшей стороны: это работа на результат, а не просто сбор информации. Такие подборки существенно облегчает работу психолога в сфере образования — не нужно изобретать колесо. Сейчас особенно активно разрабатывается тема интегрированного, инклюзивного образования детей с ограниченными возможностями здоровья в массовых школах.

Все предложенные техники – не теоретические выкладки «а давайте попробуем работать так». Они уже использовались на протяжении нескольких лет, и имеются определенные данные, которые показывают - программа работает.

- А какие программы предложили наши психологи?

Александра Янко, психолог учебно-коррекционного отделения областного центра диагностики и консультирования:
- Наша программа «Рука помощи» направлена на родителей детей с расстройствами аутического спектра и отставанием в развитии. Это та тема, где действительно нужен совет. Если бы дети-аутисты имели потребность общаться с миром и могли знать, сколько о них написано, — они бы, наверное, гордились. То, что мы пытаемся их понять и помочь им, — похвально. Но поток информации о лечении этих детей огромен, и родители рискуют в нем захлебнуться. Часто они хватаются новые методы, едва увидев в Интернете положительные отзывы: это сработало с таким-то ребенком, сработало с таким-то... Но это вовсе не значит, что тот же способ подойдет и для их ребенка. Наша задача как психологов, специалистов — сориентировать их, помочь подобрать верные шаги, найти нужных специалистов. Эту программу мы написали совместно с врачом-педиатром и дефектологом. Она работает примерно четыре года и охватила около 200 родителей. Но перед тем как она появилась, работа по этой теме шла у нас еще лет пять...

Евгения Ситкина, психолог Центральной психолого-медико-педагогической комиссии областного центра диагностики и консультирования, кандидат психологических наук:
- Мы создали программу «Колыбель мира». Она направлена на детей, которых обычно называют «оказавшиеся в трудной жизненной ситуации». Они пережили потерю родителя, физическое насилие или получили другой неблагоприятный опыт... Наша задача – помочь им с этим справиться, вернуть доверие к миру. Мы включаем для детей колыбельные мелодии разных народов мира и рассказываем истории, которые создаем для каждой ситуации. А дети на основе этих историй творят свои миры с героями и событиями... Творчество позволяет обойти логическое мышление и выйти на эмоциональный, интуитивный уровень. А он менее травматичен. Для ребенка важно пережить в таком безопасном режиме то, что с ним произошло, и придать этой ситуации некий смысл. Это позволяет ребенку справиться с ситуацией.

Конкурс с черным ящиком

Челябинские психологи поборолись за звание лучших в профессии

Как могут соревноваться психологи? И как среди них определить лучшего? Это же не конкурс красоты и не спортивное состязание… Не будем далеко ходить за примером: недавно прошел ежегодный Всероссийский конкурс «Педагог-психолог России -2016». Приняли в нем участие и психологи челябинского центра диагностики и консультирования для детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Необычный конкурс состоит из трех этапов. Приветствие обычно для большинства профессиональных состязаний: необходимо представиться и объяснить, чем ты занимаешься, — тем более что в работе психолога очень много направлений. Второй этап уже сложнее: участникам предстоит провести для коллег часть урока, лекции или тренинга. Здесь конкурсанты показывают свою «звездную программу» - то, чем они занимаются постоянно. Правда, вместо школьных педагогов, родителей или детей в зале оказываются другие психологи, так что работать немного легче: могут и поддержать, и подыграть.

А те, кто пройдет на третий этап (это всего десять человек), получают «черный ящик». Им предлагают вживую отработать с «живым клиентом» ситуацию консультации по злободневному вопросу. Это самый сложный этап: заранее подготовиться невозможно, нужно сразу бросаться в работу и помогать «пациентам» в решении проблемы...

Мы попросили челябинских участников конкурса рассказать о своих эмоциях.

Александра Янко, участник конкурса 2013 года:
- Конкурсная составляющая — это всегда волнительно: ты поневоле сравниваешь себя с другими. Но конкурс обогащает. Даже если посмотреть 33 варианта выполнения одного упражнения — это будут 33 разные практики, потому что каждый делает упор на что-то свое.

В рутине нам не всегда хватает времени освоить что-то новое, поделиться опытом. Мы не зовем коллег к себе на урок и сами не получаем таких приглашений. А здесь как раз можно увидеть, как работает другой человек и... да, что-то подсмотреть. После конкурса ты меняешься, начинаешь иначе воспринимать себя как специалиста. Думаю, это и помогает нам совершенствоваться.

Евгений Смагин, участник конкурса 2015 года, победитель в номинации «Общественное признание»:
- Эмоции очень сильные, как положительные, так и отрицательные. Отрицательные — потому что это стресс. Все-таки в любом конкурсе присутствует элемент соревновательности, и от переживаний по этому поводу нельзя отстраниться. Честно признаюсь — было сложно!

Хотя по-настоящему все сильны в чем-то своем: у кого-то профессионализм, опыт, у кого-то — обаяние, коммуникабельность. Универсалов, на самом деле, практически нет.
И, конечно, это живое общение с коллегами со всей России.

Евгения Ситкина, участник конкурса 2016 года:
- Я работаю в составе областной психолого-медико-педагогической комиссии, поэтому мне было интереснее познакомиться с теми темами, которые обычно остаются за гранью моей работы: поддержка приемных семей, формы обучения с элементами терапии. А еще привлекает внимание разница подач: она очень зависит от личных качеств самого специалиста. Я смогла больше узнать о том, как работают коллеги — и в плане методик, и в плане внешних факторов. Увидеть, как взаимодействуют психологи между собой и с педагогами — тоже немалый опыт.

Комментарии:

Ольга Мелентьева, исполнительный директор «Федерации психологов образования России» (г. Москва):
- Челябинская область традиционно является одним их самых активных регионов, представляющих участников конкурса профессионального мастерства «Педагог-психолог России» и конкурса психолого-педагогических программ «Новые технологии для «Новой школы». Видим в этом заинтересованность и поддержку со стороны регионального отделения Южного Урала. Надеемся на то, что инициативность и стремление к профессиональному росту практических психологов образования на Южном Урале не только не угаснет, но и возрастет. Ждем представителей региона на форуме «Обучение. Воспитание. Развитие» в 2017 году!

Юрий Михайлович Забродин, проректор ФГБУ МГППУ, доктор психологических наук, профессор (г. Москва):
- Психологи в образовательной системе Челябинской области - значимая движущая сила. Челябинская область входит в число 12 регионов России, в образовательных учреждениях которых с 2015 года проходит апробация профессионального стандарта «Педагог-психолог». Это большая, трудоемкая и важная работа поручена самым перспективным, самым заинтересованным в повышении качества психологического сопровождения образования регионам России. Имея такие профессиональные кадры, Челябинская область может уверенно смотреть в будущее.

Жанна Кулькова, руководитель Центра психологической диагностики и консультирования, член Большого жюри конкурса «Педагог-психолог России»:
- Оценивать коллег оказалось очень непросто! Каждый из 32 конкурсантов — лучший в своем регионе, и выбирать победителя – большая ответственность. Но у каждого в жюри свои требования. Я как работодатель, который нанимает специалистов, в первую очередь думаю о том, как этот человек впишется в коллектив. Кто-то требует безукоризненного знания теории, а кто-то больше заинтересован в прикладных возможностях: коммуникабельности, умении расположить к себе пациента. Наверное, это хорошо: тем самым мы формируем общий список разносторонних требований к психологу как специалисту образовательной системы.

Но главная миссия членов жюри не столько выбрать универсального бойца, идеального психолога, сколько предложить российскому обществу специалиста, наиболее подходящего для решения тех задач, которые на него возлагает современная образовательная система. Поэтому сравнивать победителей 2016 и 2003 года в профессионализме нет никакого смысла — это люди, выбранные временем…

Октябрь 2016

Задать вопрос